А.А. Муравьев, член-корреспондент Международной академии
"Информация, связь, управление в технике, природе, обществе"


РОССИЙСКОЕ ПЕНСИОННОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
НА СЛОВАХ И В РЕАЛНЫХ ДЕЛАХ

Человеческие стремления и их реальные воплощения.
В связи с пенсионной реформой в России, которая даст потомкам, в итоге КУКИШЬ.
"Спасение утопающих, дело рук самих утопающих!"

Можно только сожалеть о том, что идеи эпохи Возрождения XIY-XYIII веков, перенесенные на Российскую территорию, со сплошной безграмотностью населения, одержали победу. Но всю правду, об информационной революционности идей, эпохи Возрождения, народ русский не узнает никогда. Идеологическое вранье, которое является основой Российского Права и внутренней политики, образования, культуры привели к бессмысленным жертвам Российской Революции и информационному искажению, культивируемую советским и пост советским искусством и журналистикой. Поэтому, российское общество, становясь доступным мировому сообществу территориально, остается информационно закрытым обществом, и в первую очередь для своих же граждан. Информационный террор, осуществляемый на протяжении 1000 лет Византийским православием, является трагедией, так называемого, русского народа.

(По первому пенсионному законодательству двадцатых годов, было сформулировано коммунистами положение, в котором говорилось: -граждане проработавшие на госпредприятиях, госучреждениях Двадцать пять лет, имеют право на пенсионное обеспечение, вот это положение, я пытался отыскать, но мне не удалось его найти). Это пенсионное положение не распространялось на сельскую местность и мелких частников (дантистов, парикмахеров, плотников, артистов и прочие виды деятельности).
Расшифровка понятия «двадцатипятилетний стаж работы на государственных предприятиях»: И дело вот в чем, эта формулировка не определяла возрастной ценз работника госпредприятий, но она как бы регулировала отношение государства с гражданами в том; что гражданин при найме на работу в госструктуры, добровольно отдает в распоряжение государству свою долю (виде земельного участка). И свою часть из общего достояния природных ресурсов. И после двадцатипятилетнего использования государством этой доли и накоплений виде материального, духовного богатства наемным работником в госпредприятиях, государство обязуется обеспечить безбедную старость своему работнику. Размер пенсии не оговаривался. Правда, расшифровки, которую я здесь привел, не было. Она содержалась в коротком понятии «двадцатипятилетний стаж». И в словесных обязательствах государства перед гражданами, записанные на казначейских билетах (деньги) достоинством Десять рублей и выше: Обеспечиваются золотым запасом, драгоценностями и всем достоянием государства. (Эта расшифровка предназначена тем крикунам, которые возомнили из себя, знатоков русского языка).
Теперь необходимо перейти от слов к числам и посмотреть, что же произошло с благими намерениями Коммунистической Партии Большевиков.
Революция 1917-года была, по определению самих коммунистов, буржуазной, а вот 18-года, произошла как бы, социалистическая. Но с этого года, началась гражданская война. А мирная жизнь, если можно так сказать, началась с 1922 года. И если, в этом году было принято пенсионное законодательство, то можно вести отсчет с этой даты.
(Я прошу читателя не придираться к уточнению дат, дело в самом механизме математических расчетов, с какого года вступали в силу коммунистические обязательства и на какой возрастной период выпадали выплаты, мужчинам и женщинам).
Итак, 1922 год плюс двадцать пять лет, получается, что выплаты наступят только в 1947 году. Если мужчине в 1922 году было Тридцать лет, то он мог рассчитывать на госпенсию в возрасте 55 лет в 1947 году, без возращения из государственной собственности, его доли. Его доля, автоматически присваивалась капиталистом в роли которой выступала, как раз Коммунистическая Партия. (ум, честь и совесть всех времен и народов). Если родился мальчик в 1922 году, то не сложно подсчитать, какие метаморфозы с ним произойдут и в каком возрасте он сможет выйти на пенсию, обворованный и обманутый Коммунистической Партией.
С семи лет он пошел в школу, в четырнадцать закончил семилетку, что считалось очень престижно. Два года вынужденного безделья, ибо на работу брали с Шестнадцати лет. Три года, до Девятнадцати семейные скандалы, или временные работы. Это притом, что живет в городе. (За сельскую местность, не стоит и говорить. Там творился вообще, беспредел). В девятнадцать лет воинская повинность на четыре-пять лет. На гражданку вышел в 23-24 года. И пенсионный возраст наступит в 49-50 лет. 1922 год плюс 50 лет, пенсию получит в 1972 году. Это при идеальном и мирном развитии общества. Но мы то знаем, что происходило в коммунистической России за период с 1918 по 1953 годы.
Вот эти социальные катаклизмы; коллективизация, Беломорканал и многие другие коммунистические мероприятия, увеличивали возрастной ценз на пенсионное право.
По существу, из Российской Империи образца 1917 года, Европейские идеалы Возрождения пытались образовать Еврейское государство. Но так как эти идеи тщательно скрывались, то коммунистами делалось все, что бы свои законодательные обязательства перед гражданами России, не выполнять. Отсюда стройки Коммунизма, военные конфликты, репрессии по всем направлениям, вранье в школах и в высших учебных заведениях. Людям заморочили головы так, что они от страха, не только о пенсии и своей доли из территориального достояния потребовать не могли, и думать даже. Он о своей зарплате не мог позаботиться и потребовать на «деревянные рубли» качественный товар и услуги. Весь этот социальный бардак, создавался специально, что бы как раз и запутать Конституционное и Пенсионное законодательство, и вернуть Россию в эпоху Церковной инквизиции европейской модели 16-17 веков.
Не стоит вдаваться в Исторические круговерти мировой цивилизации. Ошибки Исторические состоят в том, что ни одно государство не может развиваться самостоятельно. Планета Земля, это единый дом и необходимо учиться
жить в сообществе с разными уровнями культуры и мировоззрения и решать конфликтные ситуации мирными переговорами, а не военными методами, национальным и социальным высокомерием. И ни один человек не обязан работать на Церковь или государство пожизненно и бескорыстно. И если «они» берут на себя управление обществом, то они обязаны обеспечить людям достойную старость в его Пятидесятилетие.

Санкт-Петербург, 10/02/04