А. А. Муравьев, член-корреспондент Международной академии
"Информация, связь, управление в технике, природе, обществе"

РОССИЯ ВЕЛИКАЯ СТРАНА
ИЛИ
КРИВЫЕ ЗЕРКАЛА

Посвящается всем публицистам, журналистам,
социальным правдолюбцам и борцам,
словесным спекулянтам всех мастей и времен.

"Безумству храбрых, поём мы Песни".

Слово "язык" опошлено христианской идеологией так же, как и слово "люблю". Их употребляют где надо и не надо. И современный человек заблудился в словесных конструкциях с применением этих "терминов". Поэтому и наработано огромное количество "языковых стилей", которые по своей сущности не отображают действительность. Вместо того, что бы упростить для восприятия и применения устную речь и письменность, всякого рода "писаки", придумывают еще какие то "схемы", "что б восходя в сияющий эфир, среди бессмертных, сравняться с Богом". Вот такого рода безумцы, не способны понять, что устная речь никогда не будет адекватна письменной речи. Это разные информационные конструкции и их совместить Едиными Грамматическими Правилами НЕВОЗМОЖНО. Когда человек говорит, как по писаному, то это выглядит смешно и воспринимается слушателем не доброжелательно. Когда человек пытается писать, как говорит, опираясь на свои органы чувств, его обвиняют в безграмотности. И такие обвинители, не способны понять, что может быть Грамматика не правильная. Физика жизни, хромает то, у кого?

Рассмотрим звуковые конструкции через призму; "слово", "понятие", "термин", в устной и письменной речи. Является ли звук А, и вообще разрозненные звуки в устных и письменных проявлениях, как "слово", "понятие", "термин"? Отдельный звук, и А в том числе, в устной и письменной речи не является "словом", ибо "слово" отображает множественное число. И как "понятие" выступать не может, так как в устной речи отдельные звуки не однозначны по эмоциональным эффектам. А в письменном виде, просто знак (символ), который ничего не отображает и ни о чем не говорит. Как "термин", отдельный звук, в устной речи выступать не может. В письменном виде может выступать как "термин", если люди между собой договорятся, что символ А и другие звуковые символы, будут определять физические характеристики в понятных для всех системах мер. Пока не существует такой договоренности, любой человек имеет право интерпретировать звуки речи в устной, а тем более в письменной речи, в различных частотах, во времени, массе и эффектах. И это Право позволяет ему облекать физические характеристики звуковых волн как, "слово", "понятие", "термин". По существу, "слово", "понятие", "термин" используется филологами, лингвистами, как непознанные биофизические законы. Вот что писал по этому поводу Вильгельм фон Гумбольдт; - "Что касается звуковой формы, то она, напротив, представляет собой подлинно конструктивное и ведущее начало различия языков как сама по себе, так и в качестве стимулирующей или препятствующей силы, противопоставляющей себя внутренней тенденции языка. Разумеется, как часть цельного человеческого организма, (!), тесно связанного с внутренними духовными силами, (она находиться в зависимости от общих духовных склонностей нации), но сущность и причины этой зависимости окутаны почти непроницаемой тайной".

Не проникнув в эти "непроницаемые тайны", ты современник, не имеешь Права на критику агрессировать, коль взялся писать о "языке". Но мне видеться, русский не имеет Права писать вообще о "языке". Кроме того, что русский человек искажает звуковую форму, он еще изменяет содержание форм и объединяя звуковые формы в предложения, абзацы, нарушает естественные закономерности физической природы. И своё искаженное "детище" защищает, как самка своё дитя. Ослепленный яростью, русский не может понять, что "язык" не нуждается в его защите. Что "язык" не собственность, ни нации, ни его личная. Разве нуждается в чье-либо защите звуковая форма, тем более, когда "форма окутана непроницаемой тайной". Если принять высказывание Вильгельма фон Гумбольдта за истинное, единственно верное понимание языка, то мы попадем, вместе с ним в заблуждение. Во-первых, он человек из XYIII века и стиль языка отличается от современного. Хотя эти мысли не из оригинала, а в переводе современником. Но переводчики, как правило не изменяют стили. Во-вторых, Гумбольдт был глубоко верующим человеком и не мог себе позволить усомниться в божественном происхождении языка. Все его высказывания свидетельствуют об этой божественности.

Поэтому, что бы верно понимать его мысли, необходимо отбросить восхитительную божественность и упростить мысль (мы проведем этот эксперимент со вторым абзацем); - "Разумеется, как часть цельного человеческого организма, (!), тесно связанного с внутренними духовными силами, (она находиться в зависимости от общих духовных склонностей нации), но сущность и причины этой зависимости окутаны почти непроницаемой тайной".

Мы переконструируем мысль второго абзаца в другой языковой стиль: - "Разумеется, как часть цельного человеческого организма, звуковая форма находиться в зависимости от общих духовных сил, но сущность и причины этой зависимости окутаны почти непроницаемой тайной". Если в оригинале содержится 28 слов, то упрощая мы имеем всего 23 слова. Мы убрали слова как лишние, "тесно связанного с внутренними духовными силами", уточнили понятие "она", "звуковая форма" и вместо "склонностей нации" подставили слово "сил_а". Предложение уменьшилось и уменьшилась расплывчатость. Мысль стала короткая но яркая, что - "звуковая форма находиться в зависимости от общих духовных сил". Но существует еще одно препятствие, это стилистика и она не зависит от переводчика. На изменение стиля авторского письма, способны были только Великие; - Паганини, Шекспир, Крылов и Гении. Обычный, рядовой читатель, не способен преобразовать авторскую мысль и стиль, поэтому он чувствует, НЕЧТО ЗНАЧИМОЕ, но понять до конца мысли, чувства авторов не способен.

В чем же суть Кривых Зеркал! В том господа, что автор создал смысловую форму из 13 слов (тесно связанного с внутренними духовными силами, (она находиться в зависимости от общих духовных склонностей нации), а я уменьшил форму до 8 единиц (звуковая форма находиться в зависимости от общих духовных сил), и новая форма-мысль стала совершеннее. Великий и Могучий Русский Язык! А в чем его "величие", "могущество" никто не знает. Но всюду, где надо и не надо, об этом кричат;
"Да будь я и негром, преклонных годов,
И то без унынья и лени, я русский бы выучил,
Только за то, что им разговаривал Ленин!"

В этом его Величие? Россия Великая Страна! А в чем её "величие"?
В том, что как в кривых зеркалах, отражается российская глупость! И мы готовы, за это жизнь отдать. Ура, Господа! 

январь, 2004 год, Санкт-Петербург